Муниципальное автономное учреждение здравоохранения "Городская больница №2" города Магнитогорска
Версия для
слабовидящих

НАУКА О КРОВИ

В Магнитогорске гематологическая служба была создана в 1960 году. С самого начала и до сих пор она работает на базе городской больницы №2. Беседа с главным гематологом Магнитогорска, заведующей общегородской службой Екатериной Викторовной Глыжиной о том, почему в среде медиков можно встретить скепсис к этому направлению, откуда берутся опухоли крови и что помогает больным победить болезнь.



Интересно, что магнитогорская гематологическая служба, возникшая благодаря профессиональной любознательности врача-терапевта, Елены Венедиктовны Гуцол, все эти годы сохраняет женское лицо. Можно говорить о традиции: сегодня служба представлена четырьмя женщинами. Очаровательными, с улыбками и душевным теплом, но одновременно с этим и крепкими, грамотными специалистами. Именно эта команда обеспечивают всю амбулаторную и стационарную помощь не только горожанам, но и жителям девяти районов юга Челябинской области.
Марина Александровна Мустаева - гематолог с наибольшим стажем в специальности, совмещающая работу врача с ответственной должностью заместителя начальника управления городского здравоохранения. Молодые специалисты - Митрюкова Ирина Аликовна и Топчий Олеся Викторовна. С 20014 года заведует гематологической общегородской службой Екатерина Викторовна Глыжина.


- Гематология – это не раздел терапии и не паллиативная медицина, как считают некоторые. Да, формально гематология начиналась с тех больных, которые не укладывались в общее представление о терапии. Но современная гематология - это сложная, серьезная медицина, отдельное подразделение. Но одновременно и огромный пласт заболеваний и больных, требующий комплексный подход: терапию, реанимацию, хирургию, пульмонологию, ревматологию, неврологию. Ведь требуются и лабораторные исследования, трансфузионная поддержка, реанимационная помощь. Поэтому я и говорю, насколько важна работа команды из смежных специалистов.

Иногда приходится слышать от докторов даже высокого уровня о бесперспективности больного лейкозом об «исходе хронического неизлечимого заболевания». Между тем наша практика показывает: продолжительность жизни, скажем, людей с некоторыми лейкозами приравнивается к среднестатистической. Мы говорим о бесперспективности, когда для нас, гематологов, очевидна неизлечимость болезни. Но если есть хоть малейший шанс, мы обращаемся к коллегам и ожидаем найти понимание.

НАУКА О КРОВИ



- Крупный прорыв в гематологии произошел в начале этого века, и связан он с фармакологией и диагностикой. Это протоколы лечения, которые регулярно переиздаются, выявление новых генетических механизмов развития болезней, генетических аномалий лейкозной клетки, синтез лекарственных препаратов, которые лечат именно эти генетические поломки. В России появляются лекарства, которыми пользуется Америка и Европа.

Новые диагностические методы позволили больше углубиться в болезнь, определять тип лейкоза, который диктует свою терапевтическую тактику. Существуют острые лейкозы с конкретными генетическими поломками, которые надо лечить особо, и мы научились это делать.
Если лет 15 назад диагноз ставился на основе изменения общего анализа крови, на уровне цитологии клетки под микроскопом, то сейчас этого недостаточно. Сегодня диагностика происходит на генетическом уровне хромосомных изменений; мы делаем не только стернальную пункцию, но и трепанобиопсию, генетические исследования, иммунофенотипирование. То есть очень глубоко смотрим изменения крови.

По Магнитогорску с 2014 по 2016 годы мы ежегодно выявляли 50-70 случаев хронических и острых лейкозов, но 2017 год превысил обычный показатель. Сложно сказать, с чем это связано.


- Самая яркая болезнь - это острый лейкоз. Во-первых, он маскируются под другие заболевания, многолик в плане клинической картины. Симптомы могут говорить о простуде, проблемах с суставами, инфекции. Бывает и так, что из-за этого определить его удается не сразу.
Во-вторых, приходится слышать, что лейкоз – это приговор. Это не так. Еще в 90-е годы острые лейкозы почти всегда давали печальный прогноз, но сейчас ситуация кардинально иная, особенно у людей молодых и средней возрастной группы. Выходят в ремиссию, выздоравливают, совершенно забывают о болезни. У пожилых ситуация сложнее, но такова общемировая картина, это не исключительно российская или магнитогорская статистика.

- Опухоли крови берутся из ниоткуда. Это генетическая поломка клеток костного мозга. Вы же знаете, что у нас есть противоопухолевый иммунитет. Ежедневно в организме человека образуются раковые клетки. Если противоопухолевый иммунитет работает хорошо, клетки утилизируются организмом. Если же нет, то образуются мутантные клетки крови. Что способствует сбоям в работе противоопухолевого иммунитета? Сегодня обсуждается вирусный фактор, радиация, стрессы, но до сих пор механизм опухолевого перерождения не расшифрован. Посоветовать не «пилить» друг друга? Беречь близких? Конечно, «пилить» никого не надо (смеется).

НАУКА О КРОВИ

Фото: ежедневная работа медицинских сестер.

- Во время химиотерапии пациенты месяцами живут в отделении, домой - только погостить. Курсы химиотерапии занимают примерно 2,5 - 3 года. Все лечение - по протоколу. Если наступает рецидив, тактика лечения, становится более жесткой, препараты дают побочные эффекты, с которыми нам тоже нужно бороться. Но бывает и так, что химиотерапия недостаточна, тогда наша задача – подготовить пациента к трансплантации костного мозга. Проводят ее в гематологических федеральных центрах, но перед этим мы комплектуем пакет документов здесь, оформляем пациента на дальнейшее лечение.

- Когда мы встречаемся с призывом помочь собрать деньги, то понимаем, что фактически они нужны на то, чтобы выжить. Говорю о квоте, эти деньги не покрывают затраты на жизненно необходимого донора костного мозга. Если не подходит близкий родственник – а шансы на это невелики – нужно срочно начинать поиск в банке доноров костного мозга.
В России для таких пациентов пересадка бесплатна, но квота не включает затраты на донора, подготовку к операции и реабилитационный период. Поэтому больные вынуждены решать финансовый вопрос самостоятельно. Это могут быть немалые средства, поэтому появляются призывы о сборе. Это нормально, ведь мы говорим не о покупке нового автомобиля, это вопрос, если хотите, стоимости жизни.

- Магнитогорских доноров костного мозга, или стволовых клеток, мы не знаем. Их попросту нет. Нужно ли его развивать? Безусловно. Чем крупнее банк доноров, тем больше шансов на жизнь у тех, кто нуждается в трансплантации. Все имеют право на жизнь, значит тем, кто может его дать, должен иметь возможность это делать.


НАУКА О КРОВИ

Фото: Екатерина Глыжина и Ирина Митрюкова.


- Поддержка семьи, когда человек заболел - неоценима. Не знаю, какую силу характера надо иметь, чтобы справиться одному. Чаще всего, слава Богу, мы видим, как вокруг пациента консолидируются близкие, и это, конечно, огромная сила для больного человека.

Лет семь назад у  нас лечилась молодая девушка. До болезни она жила с бабушкой, а мама устраивала личную жизнь. Но острый лейкоз изменил все, и женщина, буквально забыв о себе, полностью погрузилась в заботу о ребенке. Подумайте, разве смогла бы девочка в одиночку справиться с онкологией? Теперь она полностью здорова, есть семья, дети, все хорошо.

- А мама? Устроила личную жизнь?
- Устроила, у мамы все великолепно: живая, любимая дочь, внуки, и в этом – смысл ее жизни.

Болезнь перемалывает людей, словно проверяет: кто ты такой? кто такие те, кто рядом? Это не каждый выдерживает. Сколько раз мы видели, как жены уходили от наших пациентов. Человек остается один, и сразу заметно, как он теряет силы для борьбы с болезнью.

- Есть и такие случаи, когда понимаешь, что иной раз болезнь по значимости проигрывает другим событиям. Не так давно молодой парень, узнав, что у него лимфома, не стал отменять свадьбу. Представьте: в среду он узнает, что у него рак крови и говорит докторам: «Я в пятницу женюсь, приду только в понедельник!» - вот что за характер?! Два с половиной года лечения этого парня подходят к завершению, вся семья вместе, безмерно ценят, любят друг друга.

НАУКА О КРОВИ

Фото: каждая деталь лечения подробно фиксируется.


- С некоторыми пациентами складываются довольно близкие отношения, когда мы говорим не только о болезни, а обсуждаем личные, семейные дела. Это уже не совсем отношения врача и пациента, мы переступаем этот порог, и это очень сближает. Это очень важно, потому что растет уровень доверия к врачу, улучшается даже эффективность лечения.

Но всегда первоначально стоит врачебный долг. Когда заходишь в палату, ты не думаешь, нравится или не нравится тебе пациент, ты делаешь то, что обязан сделать.

- Пациенты вылечиваются, но многие остаются с нами, это просто человеческие отношения. Во-первых, после снятия с протокола они в течение пяти лет должны наблюдаться у гематолога. Что потом? Они не пропадают: звонят, пишут, поздравляют с праздниками. Девушка, про которую вам рассказывала, - ведь прошло уже 10 лет - каждый год присылает поздравление с 8 марта. Конечно, это очень приятно. Маме недавно сказала, что, наверное, ради этого мы все и работаем, потому что твой труд нужен людям.

---
Выражаем глубокую признательность за предоставленные фото Динаре Воронцовой.

Наталия Гузенко ("Магнитогорский рабочий").
Другие новости по теме:
  • МИССИЯ: ЗАЩИТИТЬ ОТ БОЛИ,  ВЕРНУТЬ К ЖИЗНИ   (часть 1)
  • МИССИЯ: ЗАЩИТИТЬ ОТ БОЛИ,  ВЕРНУТЬ К ЖИЗНИ   (часть 2)
  • Жизнь. Гематология. Женщина
  • ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ МЕДПОМОЩЬ: ЛИЦЕНЗИЯ ВТОРОЙ ГОРБОЛЬНИЦЫ
  • «БЫЛА УВЕРЕНА: БУДУ ВРАЧОМ»
  • Муниципальное автономное учреждение здравоохранения "Городская больница №2" города Магнитогорска

    Адрес: 455000 Россия Челябинская обл. г. Магнитогорск ул. Уральская 48/1. Телефон: 8 (3519) 22-11-45