Государственное автономное учреждение здравоохранения "Городская больница №2" города Магнитогорска
Версия для
слабовидящих

АНАТОЛИЙ ГОЛОВКО:"КУРАЖ ДОЛЖЕН БЫТЬ"

Один из самых уважаемых и известных докторов не только нашей больницы, но всего Магнитогорска, заслуженный врач РФ, заведующий городским отделением колопроктологии городской больницы №2 хирург Анатолий Головко в октябре отметил 60-летие. Что стало поводом для интереснейшего интервью и публикации материала в "Магнитогорском рабочем" 24 октября. Публикуемый портретный очерк - без редакторских купюр, неизбежных в случае выхода в городских СМИ.

В его скромном кабинете рабочий беспорядок: книги, стопки карт пациентов, включённый компьютер. Он всегда занят, этот состоявшийся в профессии хирург, колопроктолог с именем, на которое идут пациенты. В отделении встречает спешащий, строгий уставший. «У нас мало времени, мне ещё карты заполнять», - кивает на стол. Это его первый день из отпуска. До конца рабочего дня час. За время нашей беседы к нему зайдут раза три, позвонят ещё больше. Но именно такой путь он выбрал в 1975 году, когда решил поступать в киевский мединститут.


Чем помог Базаров

В профессию шёл сознательно. Родители, далёкие от медицины, на сына не давили.  Спрашиваю, почему мед? В ответ – пожимает плечами «Не знаю». Потом дополняет: «Много факторов было. Может быть, где-то и из литературы... Базаров, чеховские герои…». Стало ли упорство Базарова примером для будущего хирурга, остаётся вопросом. Но то, что мальчишка из обычной районной школы украинского городка Тальное без протекции поступил в медицинский институт в Киеве – факт.

Знания давались легко, до красного диплома – рукой подать. Подвела муторная «социальная гигиена», напротив которой стояло единственное "хорошо". Ерунда в рамках всей хирургии. Главным оставались оценки по тем дисциплинам, которые студент Головко определил для себя как важные. 

Вспоминая учёбу, сбивается с односложных ответов, с нескрываемым теплом говорит: «Очень хорошее время было». Тем неожиданней продолжение. «В институте у нас была очень серьёзная поляризация студентов на мажоров и "рогатых", - усмехается Анатолий Константинович. - "Рогатый" - это я и подобные мне, периферийные, а мажорные - киевляне. Некоторые "рогатые" как оппортунисты примыкали к мажорам, другие - в знак протеста игнорировали мажоров».

Он принадлежал ко второй группе. Принципиально не снялся в выпускной альбом, принципиально выходил из разных сообществ – мелкий снобизм профессорских сынков и пресмыкание перед «сильными мира сего» были ему противны. Тогда же решил: дорогу себе пробью сам, без этих штучек. Коллеги про него говорят «интеллигентный человек, с ним невозможно конфликтовать». «Я очень конфликтный! Очень! – тут же возражает Головко, -  Но не за себя, за правду».  Главный врач второй горбольницы Юлия Хрусталёва смеётся: «Он спорщик, но всегда по делу. И потом, знаете, именно он оказывается прав!».

Как тогда отбросил наносное, так сегодня стремится прочь от пиетета и высоких фраз. Морщится, когда говорю, что хирургия – не простое занятие, сверхценное. «К медицине надо относиться нормально, - убеждённо объясняет собеседник, - как к сапожнику, токарю. Как к любому делу».


«Хвалу не воспринимаю»

Это его «любое дело» больше половины его жизни принадлежит тысячам людей. Прикидываю: ежедневно – по 2-3 операции, в иные дни и больше. В хирургии - 37 лет. И все в Магнитогорске. Приехал сюда после института, работал в железнодорожной больнице, в первой городской. Был анестезиологом в горбольнице №2. После двух лет челябинской ординатуры собирался вернуться во вторую, но Рудольф Гун позвал на своё место - заведовать хирургией в горбольницу №1. Заведование продлилось без малого 19 лет.  А когда задумался о переменах, подоспело новое предложение – возглавить открывающееся на базе второй горбольницы отделение колопроктологии.

За десятилетия в операционных, на приёмах, в кабинете УЗИ сделал себе честное имя. Не стремился к этому намеренно, двигала им профессиональная совесть, любопытство, желание сделать больше, чем предлагали обстоятельства. Старшая медсестра отделения, Ирина Копылова, с которой они с основания колопроткологического, рассказывает, что к нему и сотрудники, и пациенты могут запросто прийти с любой проблемой: «Даже если сейчас не знает, посмотрит, потом обязательно ответит. Проблем подойти нет, он очень доступен».

Коллега из анестезиологии, завотделением Вячеслав Попов говорит: «Он один из редких врачей, настоящий профессионал, человек не только с медицинским, но и разносторонним интеллектом. Человек с огромным багажом знаний по хирургии и золотыми руками».

Коллектив его отделения делится: «Когда он в отпуске, мы скучаем по нему». Головко спокойно и убеждённо объясняет: «Не верю я в величие. Это может быть и правда, но я так заточен, что верить этому не могу. Как говорил мне Дмитрий Ефимович, учитель литературы: "Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца". Всё, залезло в голову. Я могу вспылить, поссориться, но хвалу не воспринимаю».

Он сам себе выносит оценки, и требования его к себе – самой высокой пробы.


Сам определяю, чем гордиться


В характеристике на получение звания заслуженного врача Российской Федерации, которого он был удостоен в 2017 году, целый список оперативных методик, которые освоил и внедрил хирург. Спрашиваю, что из этого особенно ценно? Головко моментально отмахивается: «Ерунда! Всё это для характеристики!». Лист профессиональной гордости оказывается куда меньше. Но значительнее.

- Был такой Павел Фёдорович Талов, - объясняет Анатолий Константинович, - он работал во ВТЭК. Пришёл как-то: "Слушай, у меня тьма больных с колостомой. Мы им даём пожизненно 3 группу инвалидности. У многих людей можно эту колостому закрыть, я так думаю"- и стал их слать ко мне. За 1990-91 годы я прооперировал 80 человек с колостомами, то есть вернул людей к нормальному каканию. 

Второе. Сейчас все делают минилапоратомную холицестектомию. Вы знаете, сколько тогда мне улюлюкали? Я поехал в 1993 году в Екатеринбург, нашёл тех, кто этим занимается. В 1994 году отправился за ними на выставку в Челябинск. Таскал оборудование, пил с ними водку, влился в их компанию - и они меня поставили первым в очередь на получение мини-оборудования. Но ведь купить надо. Пять тысяч долларов - где взять?  На тот момент у директора одного предприятия заболела желтухой дочь, я её прооперировал. Он пришёл "Чем помочь больнице?" - "Купи"... Тот двинулся к главному врачу выяснять, не прожектёр ли я - и через месяц оборудование поступило.

АНАТОЛИЙ ГОЛОВКО:"КУРАЖ ДОЛЖЕН БЫТЬ"


В те месяцы не раз ему пришлось услышать "Тебя надули. Из такого разреза нельзя удалить". Первые 17 операций Головко делал, словно босиком по скальпелю ходил: малейшая капелька крови становилась причиной перехода на стандартную операцию. И всё время вспоминал учёбу в Екатеринбурге, «из первых рук, у знаменитых хирургов братьев  Прудковых».

- Поражался, - он до сих пор удивляется, - как они смело этот пузырь буквально выдирали, завязывали и даже трубку не ставили. А я крохотной капельки крови боялся, сразу переходил на конверсию. Надо мной смеялись, мол, Головко со своей кочергой ходит, пытается пузырь убрать.

Наконец восемнадцатая операция - хирург до сих пор помнит подробности и даже фамилию больной - прошла без той, формальной капельки крови, которая лично его смутила бы. Для себя определил: путь открыт. В тот год Анатолий Головко провёл 60 минилапоратомных холицестектомий, в которые в Магнитке тогда никто не верил.

Та же история с резекцией желудка из мини-доступа. Первые операции в городе – на счету Головко. Неугомонный характер, профессиональное любопытство, стремление двигаться в профессии, умение идти «против ветра» стали триггером для ещё одной истории с довольно, надо сказать, банальным началом.

- Я ходил в продуктовый на Ленина, а в "молочке" продавщица была с грыжей до колен. И я всё думал, как было бы интересно такую грыжу сделать.

Это удивительно, как всё совпало. В 1999 году, говорит он, «случайно надыбал в Интернете», что такое сетки, имплантанты для грыж. В Магнитогорске о таком тогда и не слыхали. А он нашёл поставщиков из Казани, связался, наладил поставки и с 1999 года начал эти грыжи делать.

 Дальше - панкреатодуоденальная резекция при раке головки поджелудочной железы (летальность, говорит хирург, высоченная), которую и посейчас в городе делают 2-3 человека, а на протяжение 7-8 лет за них брался только Головко. Тогда его с новшеством не только для отдельной больницы, для всей Магнитки, поздравил главный онколог, Герман Варламов.

«Вот этим я могу гордиться, а не вот этой фигнёй для характеристики», - снова досадливо отмахивается... И это никакая не революция. Понимаете, здравоохранение в ровном,  плавном,  поступательном движении. Можно научиться вторую голову пришивать, но от насморка, перенося акценты, не должны люди умирать. Вот так должно быть поставлено здравоохранение".  


Кураж должен быть

Для Головко это не риторика. Он и в пору, когда был главным хирургом города, старался по мере сил. Сегодняшние задачи формулирует одним: «Занимаюсь тем, чтобы моё отделение функционировало нормально».  

Его отделение – городского статуса, 16 коек гнойной хирургии, 19 колопроктологических, на которых выздоравливают не только магнитогорцы, но и жители ближних сельских районов. На имя Головко как на гарант выздоровления приезжают и из других городов. Только некоторые нет-нет и скажут "Ой, какая у вас работа…». На это у хирурга ответ прямой: «Ну, есть золотарь, который дерьмо черпает из ямы, и даже он нужен! Да вы поймите, что проктология - это не промежность, это вся толстая кишка, которая имеет гораздо больше заболеваний, чем геморрой». 

В нём удивительно соседствуют резкая честность и глубокое уважение, интеллигентность и мальчишеский задор. Он не старается понравиться и не умеет льстить (« Мой учитель по жизни - Кранаух Алексей Иванович, который был ведущим хирургом здесь, во второй, других учителей нет».). У него свои ученики, которые работают рядом. Его кумир – дед, фотографию которого перевозит из кабинета в кабинет. В нём нет хвастливости, но и свои заслуги ценит, и труд свой искренне любит. Без притворства скажет, что для врача важно, как государство оценивает его труд.

- Я должен получать столько, чтобы не думать, где я кусок хлеба найду. 
- А что ещё в профессии, кроме денег?  
- Кураж. Когда знаешь, что можешь сделать то, что другой не сделает. В этом кураж. 

Но и кроме работы, в его жизни много интересного. Единственный крепкий брак, любимая жена, успешный сын-айтишник в Москве. Сделать что-то своими руками, покопаться в огороде, утеплить мансарду на даче – запросто и в радость. Рисует, научился у сестры-художника, когда «бегал у неё в подмастерьях», - смеётся Анатолий Константинович. Наконец, фотография. Причём на плёночный аппарат. Согласно кивает, надо бы к ней вернуться. А когда я показываю ему свой инстаграм с пейзажными снимками, ворчит, добродушно улыбаясь: «На телефон снимать - это вообще свинство». Он привык ко всему подходить основательно.

---

Пресс-служба ГАУЗ "Городская больница №2"
Наталия Черепанова для "Магнитогорского рабочего"

---

Другие новости по теме:
  • МИССИЯ: ЗАЩИТИТЬ ОТ БОЛИ,  ВЕРНУТЬ К ЖИЗНИ   (часть 1)
  • МИССИЯ: ЗАЩИТИТЬ ОТ БОЛИ,  ВЕРНУТЬ К ЖИЗНИ   (часть 2)
  • Щит от гриппа
  • 10 ЛЕТ - ПРЕКРАСНЫЙ ВОЗРАСТ! ПОЗДРАВЛЯЕМ!
  • «БЫЛА УВЕРЕНА: БУДУ ВРАЧОМ»
  • Государственное автономное учреждение здравоохранения "Городская больница №2" города Магнитогорска

    Адрес: 455000 Россия Челябинская обл. г. Магнитогорск ул. Уральская 48/1. Телефон: 8 (3519) 22-11-45