Медицинская операционная сестра Людмила Петровна Тутарова.

Людмила Петровна уже вышла на пенсию, но этот материал, написанный к ее юбилею в 2016 году, должен остаться в архивах ГАУЗ ГБ2. Почему? Да потому что эта история из категории вечных, когда профессия становится судьбоносным выбором, выбором на всю жизнь. Итак, пять лет назад Людмила Тутарова отмечала 40 лет трудового стажа, каждый год которого – в стенах ГАУЗ ГБ2.

За несколько дней до этой даты мы встретились. Тогда меня поразила ее пунктуальность и скромность. Она искренне удивлялась вниманию к ней. Да ничего же особенного во мне нет, говорила она. Ну, работала и работала. Да, работала. В экстренно операционной. А это значит – сколько привезут людей с ножевыми ранениями, обострением аппендицита, производственными или бытовыми травмами (что, на самом деле выглядит гораздо страшнее, чем читается) – стольких и кладут на операционный стол. Быстро и безотлагательно. И вся команда операционной собирается единым организмом и единой силой. Это и есть показатель высочайшего уровня профессии героини – стать правой рукой хирурга. Слышать его без слов, понимать без указаний.

- Хирург – первый, - резонно замечает Людмила Петровна, - он всегда принимает решения, но наши, вторые руки, ему тоже нужны. Ему некогда смотреть на меня, на столик с инструментами. Часто я должна даже предугадать его мысли и быстро подать необходимое без дополнительных указаний.

tutarova ludmila petrovna operblok medsestraСмена медицинской сестры – с 8 утра и до 8 утра. Было время, когда работали сутки через сутки – 72 часа в неделю. Спать нельзя, но, если выпадает свободная минутка, разрешается передохнуть. Тяжело?

- Мы привыкли к такому режиму, - без тени сомнения откликается медсестра. - Если привезут больного, я должна полностью сосредоточиться, главное – помощь оказать человеку.

Бывает так, что операция длится несколько часов. Хирурги могут поменяться, а медсестерам крайне нежелательно это делать. Дело в личной ответственности: вести счет салфеток в животе оперируемого, всего инструментария – за этим я должна четко следить. Бывает настолько сильное кровотечение, что можно что-то попросту не заметить, это крайне важно, поэтому мне не нужно, чтобы меня меняли, это моя ответственность.

 

***

Людмила Петровна вспоминает, что начальным посылом в выборе профессии стало желание помогать домашним. Конкурс в медучилище тогда был немаленький - 10 человек на место. Но она прошла и через положенный срок выпустилась с красным дипломом в руках.

 - Пришла в отдел кадров, сказали: пойдешь работать в четвертую горбольницу (мы тогда назывались четвертой), в операционную, там старшая сестра очень хорошая. Александра Федоровна Козина, участница войны, в 1976-ом, в мой первый трудовой год в нашей больнице, ей было чуть больше 50-и лет.  Я попала под ее начало и очень ей благодарна. Не знаешь чего-то? Вставай и учись. Не думали, что было тяжело, был интерес узнавать что-то новое, и каждый пациент способствовал обретению практических знаний, - вспоминает Людмила Петровна.

 С тех пор, с 1 августа 1976 года, место работы у нее одно. Сорок лет в оперблоке - и тысячи спасенных человеческих жизней. Убеждена, что это еще один ее дом.

- А как же, если я столько лет прихожу на одно рабочее место, - риторически восклицает она. - С нашим заведующим отделением Владимиром Васильевичем Саниным вместе трудимся почти 40 лет, грамотный хирург и чуткий руководитель. Всегда спросит, как дела в семье, все ли нормально – важно, чтобы работалось спокойно. У всех нагрузка большая, но что удивляет, что и у врачей, и у медсестер, людей, которые не имеют достаточно свободного времени, выросли такие хорошие дети, все адаптированные к жизни, образованные, порядочные.

 Вероятно, это тот самый случай, когда родительский пример – лучший воспитатель. Но сама Людмила Петровна так про себя не скажет – не привык человек хвалить себя, только других. Вот и свою на тот момент значительную дату отмечать не планировала, всегда праздновала только юбилеи больницы. О себе вообще говорить не хочет, не считает себя ни особенной, ни заслуживающей внимания. «Человек старой школы» - так с большим уважением отзываются о ней коллеги из оперблока:

- Людмила Петровна – самая опытная сестра отделения, честная, надежная, строгая, это очень много для операционной сестры. Все, что она умеет, отдает молодым. Строгая, никому не даст покоя, ни младшему персоналу, ни среднему, ни молодым хирургам. Надежный напарник, не боится взять на себя ответственность. Сестры и хирурги ее уважают, санитарки побаиваются. Отработав столько лет, она до сих пор любит свою операционную, но и отдыхать умеет: веселая, вкусно готовит и с удовольствием угощает, молодая и активная. А дома у нее хороший тыл, ее семья – муж, дочь и сын. Она счастливый человек! Мы, весь оперблок, ее любим.

 Людмила Петровна шутит:

 - Нас, операционных медсестер, никто не знает, маску надел – и лица не видно.

И пусть. Зато сердце видно всегда. Да и маску-то эту мы уже сняли, потому что таких людей знать в лицо – стоит.